БИБЛИОТЕКА    ПРОИЗВЕДЕНИЯ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Ездил я так

Я выехал из Москвы 15 апреля. Первый город Варшава. На вокзале встречаюсь с т. Аркадьевым, представителем ВОКСа в Польше, и т. Ковальским, варшавским ТАССом. В Польше решаю не задерживаться. Скоро польские писатели будут принимать Бальмонта. Хотя Бальмонт и написал незадолго До отъезда из СССР почтительные строки, обращенные ко мне:

 "...И вот ты написал блестящие страницы, 
 Ты между нас возник как некий острозуб..." и т. д.,-

я все же предпочел не сталкиваться в Варшаве с этим блестящим поэтом, выродившимся в злобного меланхолика.

Я хотел ездить тихо, даже без острозубия.

В первый приезд я встретился только с самыми близкими нашими друзьями в Польше: поэт Броневский, художница Жарновер, критик Ставер.

На другой день с представителем Вокса в Чехословакии, великолепнейшим т. Калюжным, выехали в Прагу.

На Пражском вокзале - Рома Якобсон. Он такой же. Немного пополнел. Работа в отделе печати пражского полпредства прибавила ему некоторую солидность и дипломатическую осмотрительность в речах.

В Праге встретился с писателями-коммунистами, с группой "Деветсил". Как я впоследствии узнал, это - не "девять сил", например, лошадиных, а имя цветка с очень цепкими и глубокими корнями. Ими издается единственный левый, и культурно и политически (как правило только левые художественные группировки Европы связаны с революцией), журнал "Ставба". Поэты, писатели, архитектора: Гора, Сайферт, Махен, Библ, Незвал, Крейцер и др. Мне показывают в журнале 15 стихов о Ленине.

Архитектор Крейцер говорит: "В Праге, при постройке, надо подавать проекты здания, сильно украшенные пустяками под старинку и орнаментированные. Без такой общепринятой эстетики не утверждают. Бетон и стекло без орнаментов и розочек отцов города не устраивает. Только потом при постройке пропускают эту наносную ерунду и дают здание новой архитектуры".

В театре левых "Освобозене Дивадло" (обозрение, мелкие пьески, мюзикхолльные и синеблузные вещи) я выступил между номерами с "Нашим" и "Левым" маршами.

"Чай" в полпредстве - знакомство с писателями Чехословакии и "атташэ интеллектюэль" Франции, Германии, Югославии.

Большой вечер в "Виноградском народном доме". Мест на 700. Были проданы все билеты, потом корешки, потом входили просто, потом просто уходили, не получив места. Было около 1500 человек.

Я прочел доклад "10 лет 10-ти поэтов". Потом были читаны "150 000 000" в переводе проф. Матезиуса. 3-я часть - "Я и мои стихи". В перерыве подписывал книги. Штук триста. Скучная и трудная работа. Подписи - чехословацкая страсть. Подписывал всем - от людей министерских до швейцара нашей гостиницы.

Утром пришел бородатый человек, дал книжку, где уже расписались и Рабиндранат Тагор и Милюков, и требовал автографа, и обязательно по славянскому вопросу: как раз - пятидесятилетие балканской войны. Пришлось написать:

 Не тратьте слова 
 на братство славян. 
 Братство рабочих - 
 и никаких прочих.

Привожу некоторые отзывы о вечере по якобсоновскому письму:

а) В газете социалистических легионеров (и Бенеша) "Narodni osvobozeni" от 29/IV сообщается, что было свыше тысячи человек, что голос сотрясал колонны и что такого успеха в Праге не имел еще никто!

б) Газета "Lid. Nov" от 28/IV сожалеет о краткости лекции, отмечает большой успех, остроумие новых стихотворений, излагает лекцию.

в) В официальной "Ceskoslov. Republika" - отзыв хвалебный (сатира, ораторский пафос и пр.), но наружность не поэтическая.

г) В мининдельской "Prager Presse" - панегирик.

д) В коммунистической "Rude Pravo" - восторгается и иронизирует по поводу фашистских газет "VeCerni list" и "Narod" (орган Крамаржа), которые возмущены терпимостью полиции и присутствием представителей мининдела, сообщают, что ты громил в лекции Версальский мир, демократию, республику, чехословацкие учреждения и Англию и что английский посланник пошлет Бенешу ноту протеста.

Этих газет тебе не посылаю, потерял, но посылаю следующий номер "Narod", который суммирует обвинения и требует решительных мер против "иностранных коммунистических провокаторов".

"Narodni osvobozeni" от 29/IV насмехается над глупой клеветой газеты "Narod".

...Из Праги я переехал в Германию. Остановился в Берлине от поезда до поезда, условясь об организации лекции.

На другой день - 3 часа - Париж.

Когда нас звали на чествование Дюамеля в Москве, Брик, основываясь на печальном опыте с Мораном и Берро, предложил чествовать французов после их возвращения во Францию, когда уже выяснится, что они будут писать об СССР.

Первым мне попалось в Париже интервью с Дюамелем. Отношение к нам на редкость добросовестное. Приятно.

С Дюамелем и Дюртеном мы встретились в Париже на обеде, устроенном французскими писателями по случаю моего приезда.

Были Вильдрак - поэт-драматург, автор "Пакетбота Тенеси", Рене-редактор "Европы", Бушон - музыкант, Базальжетт - переводчик Уитмена, Мазарель, известный у нас по многим репродукциям художник, и др.

Они собираются на свои обеды уже с 1909 года.

Люди хорошие. Что пишут - не знаю. По разговорам - в меру уравновешенные, в меру независимые, в меру новаторы, в меру консерваторы. Что пишут сюрреалисты (новейшая школа французской литературы), я тоже не знаю, но по всему видно - они на лефовский вкус.

Это они на каком-то разэстетском спектакле Дягилева выставили красные флаги и стали говор спектакля покрывать Интернационалом.

Это они устраивают спектакли, на которых действие переходит в публику, причем сюрреалистов бьет публика, публику бьют сюрреалисты, а сюрреалистов опять-таки лупят "ажаны". Это они громят лавки церковных украшений с выпиленными из кости христами.

Не знаю, есть ли у них программа, но темперамент у них есть. Многие из них коммунисты, многие из них сотрудники "Клартэ".

Перечисляю имена: Андрей Бретон - поэт и критик, Луи Арагон - поэт и прозаик, Поль Элюар, поэт, Жан Барон и др.

Интересно, что эта, думаю, предреволюционная группа начинает работу с поэзии и с манифестов, повторяя этим древнюю историю лефов.

Большой вечер был организован советскими студентами во Франции. Было в кафе "Вольтер". В углу стол, направо и налево длинные комнаты. Если будет драка, придется сразу "кор-а-кор", стоим ноздря к ноздре. Странно смотреть на потусторонние, забытые с времен "Бродячих собак" лица. Насколько, например, противен хотя бы один Георгий Иванов со своим моноклем. Набалдашник в челке. Сначала такие Ивановы свистели. Пришлось перекрывать голосом. Стихли. Во Франции к этому не привыкли. Полицейские, в большом количестве стоявшие под окнами, радовались - сочувствовали. И даже вслух завидовали: "Эх, нам бы такой голос".

Приблизительно такой же отзыв был помещен и в парижских "Последних новостях".

Было около 1200 человек.

Берлин. Чай, устроенный обществом советско-германского сближения.

Прекрасное вступительное слово сказал Гильбо (вместо заболевшего т. Бехера).

Были члены общества: ученые, беллетристы, режиссеры, товарищи из "Ротэ Фанэ"; как говорит товарищ Каменева, "весь стол был усеян крупными учеными". Поэт был только один - говорят (Роган говорил), в Германии совестятся писать стихи - глупое занятие. Поэт довольно престарелый. Подарил подписанную книгу. Из любезности открыл первое попавшееся стихотворение - и отступил в ужасе. Первая строчка, попавшаяся в глаза, была: "Птички поют" и т. д. в этом роде.

Положил книгу под чайную скатерть: когда буду еще в Берлине - возьму.

Отвел душу в клубе торгпредства и полпредства "Красная звезда". Были только свои. Товарищей 800.

В Варшаве на вокзале встретил чиновник министерства иностранных дел и писатели "Блока" (левое объединение).

На другой день начались вопли газет.

- Милюкову нельзя - Маяковскому можно.

- Вместо Милюкова - Маяковский и т. д.

Оказывается, Милюкову, путешествующему с лекциями по Латвии, Литве и Эстонии, в визе в Польшу отказали. Занятно.

Я попал в Варшаву в разгар политической борьбы: выборы.

Список коммунистов аннулирован.

Направо от нашего полпредства - полицейский участок. Налево-клуб монархистов. К монархистам на автомобилях подъезжают пепеэсовцы. Поют и переругиваются.

Мысль о публичном выступлении пришлось оставить. Помещение было снято. Но чтение стихов могло сопровождаться столкновением комсомольцев с фашистами. Пока это ни к чему.

Ограничился свиданиями и разговорами с писателями разных группировок, пригласивших меня в Варшаву.

С первыми - с "Дзвигней". "Дзвигня" - рычаг. Имя польского левого журнала.

Это самое близкое к нам.

Во втором номере - вижу переведены и перепечатаны письма Родченко, так великолепно снижающие Париж. Хвалить Париж - правительственное дело. Он им займы дает. (Чего это Лувр Полонскому втемяшился - Полонскому с него даже займа нет!) Бороться против иностранной мертвой классики за молодую живую польскую литературу и культуру, левое и революционное - одно из дел "Дзвигни".

Интереснейшие здесь: поэт Броневский, только что выпустивший новую книгу стихов "Над городом". Интересно его стихотворение о том, что "сыщик ходит между нами". Когда оно читалось в рабочем собрании, какие-то молодые люди сконфуженно вышли.

Поэт и работник театра Вандурский. Он один на триста тысяч лодзинских рабочих. Он ведет свою работу, несмотря на запрещения спектаклей, разгромы декораций и т. д. Одно время он начинал каждое действие прологом из моей "Мистерии-буфф".

Критик Ставер.

Художница Жарновер - автор обложки "Дзвигни",и др.

Следующая встреча - с большим объединением разных левых и левствующих, главным образом "Блока" (не Александра).

Первыми вижу Тувима и Слонимского. Оба поэты, писатели и, кстати, переводчики моих стихов.

Тувим, очевидно, очень способный, беспокоящийся, волнующийся, что его не так поймут, писавший, может быть и сейчас желающий писать, настоящие вещи борьбы, но, очевидно, здорово прибранный к рукам польским официальным вкусом. Сейчас выступает с чтениями стихов, пишет для театров и кабаре.

Слонимский спокойный, самодовольный. Я благодарю его за перевод "Левого марша". Слонимский спрашивает: "И за ответ тоже?" Ответ его вроде шенгелевского совета (удивительно, наши проплеванные эстеты с иностранными беленькими как-то случайно солидаризируются) - вместо "левой, левой, левой" он предлагает "вверх, вверх, вверх".

Говорю: "За "вверх" пускай вас в Польше хвалят".

Я не перечисляю друзей из "Дзвигни". Кроме них: Захорская - критик, Пронашко - художник-экспрессионер, Рутковский - художник, Стэрн - поэт, Ват - беллетрист и переводчик, и др.

Читаю стихи. При упоминании в стихе "Письмо Горькому" имени Феликса Эдмундовича вежливо спрашивают фамилию и, узнав,- умолкают совсем.

Последняя встреча - с "Пен-клубом". Это разветвление всеевропейского "Клуба пера", объединяющее, как всегда, маститых.

Я был приглашен. Я был почти их гостем.

Утром пришел ко мне Гетель - председатель клуба Человек простой, умный и смотрящий в корень. Вопросы только о заработках, о профессиональной защите советского писателя, о возможных формах связи. Гетель увел меня на официальный завтрак с узким правлением - маститых этак шесть-семь.

Разговор вертелся вокруг способов получения авторских гонораров за переводимые Советским Союзом, хотя бы и с кроющими примечаниями, вещи. Малость писателей завтракающих при большом количестве членов объясняется, должно быть, дороговизной завтраков и боязнью, как бы из-за меня чего не вышло, а им чего не попало.

Общие выводы.

По отношению к нам писатели делятся на три группы: обосновавшиеся и признанные своей буржуазной страной, которые и не оборачиваются на наше имя, или вполне хладнокровны, или клевещут. Центр - это те, степень сочувствия которых измеряется шансами на литературную конвенцию и связанною с ней возможностью получить за переводы. Последние, это первые для нас,- это рабочие писатели и лефы всех стран связь которых с нами - это связь разных отрядов одной и той же армии - атакующей старье, разные отряды одного революционного рабочего человечества.

[1927]

Примечание

Ездил я так. Впервые - журн. "Новый Леф", М. 1927, № 5.

Написано, очевидно, в конце мая 1927 года, сразу же после возвращения в Москву. (Номер журнала вышел в свет в середине июля.)

Бальмонт, Константин Дмитриевич (1867-1942) - русский поэт-декадент, после Октябрьской революции - эмигрант. Сонет Бальмонта, посвященный Маяковскому, написан был на вечере "Встреча двух поколений поэтов" в январе 1918 года, где Маяковский прочел поэму "Человек".

Броневский, Владислав (1897-1962) - известный польский поэт, критик и журналист, один из зачинателей польской пролетарской поэзии.

Жарновер, Тереза (1899-1948) - польская художница.

Ставер (Ставар), Анджей (псевдоним Эрварда Януса) (1900-1961) - польский литературный критик и переводчик, в начале литературной деятельности, в середине 20-х годов, сотрудничал в польской коммунистической печати: "Новая культура", "Рычаг", "Литературный ежемесячник".

Якобсон, Роман Осипович (р. 1896) - В 1921 году в составе постпредства РСФСР выехал в Прагу, в дальнейшем в СССР не вернулся, ученый, филолог. С 1941 года живет в США.

"Деветсил" - объединение молодых писателей и художников, сложившееся в начале 1920-х годов вокруг образованной в 1921 году Коммунистической партий Чехословакии. В середине 20-х годов "Деветсил" отказался от программы пролетарской поэзии и выдвинул авангардистскую концепцию так называемого "поэтизма". Однако вопреки декларациям сторонников этой концепции отдельные произведения поэтистов продолжали прежнюю традицию.

Гора, Йосеф (1891-1945) - чешский поэт и публицист. Одним из первых пропагандировал в Чехословакии принципы социалистического искусства, член Коммунистической партии Чехословакии с момента ее создания, входил в первую редакцию газеты "Руде право" (орган компартии).

Сейферт, Ярослав (р. 1901) - чешский поэт, один из основоположников чешской пролетарской поэзии.

Махен (Маген), Иржи (1882-1939) - чешский писатель и драматург, входивший в группу "Деветсил".

Библ, Константин (1898-1951) - чешский поэт, вступил в литературу в начале 20-х годов как представитель молодого поколения чешской революционной литературы.

Незеал, Витезслав (1900-1958) - крупный чешский прогрессивный писатель.

Крейцер, Яромир (род. 1895) - чешский архитектор, входивший в организацию "Деветсил".

В театре левых "Освобозене Дивадло"... я выступил...- В Освобожденном театре Праги Маяковский выступил 21 или 22 апреля. Это было первое публичное выступление поэта в чехословацкой столице. Он выступил после В. Неззала, который

открыл "маленькое обозрение" декламацией стихов и прозы Бодлера. "После тоскливого и меланхолического обращения Витеслава Незвала к облаку загремел живой призыв Маяковского к народу. Вместо смолкшей жалобы и пустой печали мы услышали приказ к непосредственному действию" (Й. Гонзал. "Маяковский в Деветсиле", журн. "Новый живот", Прага, 1950, № 1/9).

...синеблузные вещи... - Маяковский имеет в виду своеобразный, публицистически заостренный и злободневный репертуар самодеятельных и профессиональных эстрадных коллективов, носивших название "Синяя блуза" (по названию синих рабочих блуз, в которых выступали участники этих коллективов). Синеблузники продолжали лучшие традиции "живых газет" времен гражданской войны и интервенции, способствовали формированию подлинно народного и массового советского театрального искусства, пользовались большой популярностью в нашей стране в 20-е годы.

"атташе интеллектюэль" - ироническое название журналистов.

Большой вечер в "Виноградском народном доме".- Маяковский выступал здесь 26 апреля. Вечер открылся вступительным словом поэта Йосефа Гора. Выступление Маяковского было тепло принято многочисленной публикой и вызвало широкий отклик в печати. Вот некоторые отзывы:

"Маяковский отверг в самом начале своей лекции механическое деление молодого русского поэтического поколения на ранги... Писатель, поэт является сегодня в России борцом за новый общественный строй, за новые формы жизни, Все большее количество писателей приходит в литературу из рядов пролетариата, существует целая многотысячная организация пролетарских писателей, и многие из этих писателей знаменуют собой будущее русской литературы... Другим фактом, характеризующим русскую литературу, является то несомненное обстоятельство, что массы читают стихи, как нигде в мире. Произведения Д. Бедного уже вышли тиражом в 2 миллиона экземпляров, а его, Маяковского,- в 1 200 000 экз...

Маяковский явно захватил аудиторию, переполнившую зал, своим ясным, звучным голосом, свободно переходившим из одной тональности в другую - от декламационного пафоса к тонкой сатире, своим пышущим здоровым оптимизмом человека, совершившего революцию... Его остро отточенные поэтические эпиграммы, полные революционной ударности и мужественного настроения, не раз и не два сопровождались бурными аплодисментами. Право, нужно было самому услышать ошеломляющее декламационное мастерство Маяковского, дающее нам истинный ключ к пониманию его гениального риторического поэтического творчества, чтобы понять всю силу той популярности, которой он пользуется у себя дома. Издатель, продававший в коридоре "150 000 000" Маяковского в переводе Матезиуса, в два счета распродал все экземпляры, и поэт был осажден просьбами об автографах.

Вечер Маяковского, на который пришли рабочие, так же как и интеллигенция, советские русские и эмигранты, показал, что чешско-русские связи настолько живы, что только упрямый недруг может их не заметить и не сделать из них тот вывод, что, кроме дипломатических, можно еще крепить и все другие отношения между СССР и ЧСР" ("Руде право", Прага, 1927, 28 апреля).

"...это настоящий митинговый оратор, в полной мере овладевший искусством вести за собой массы.

В. Маяковский и чешский поэт Йозеф Гора. Прага. 1927
В. Маяковский и чешский поэт Йозеф Гора. Прага. 1927

Но не только в этом познается вождь левого фронта современной русской литературы. Мы познаем его также через ту агитационную литературу, которую он создает, которая является оружием революции и обращается к миллионам трудового народа... Те образцы своего творчества, которые он читал нам и в которых описывается его путешествие вокруг света, по большей части сатирически заострены и полны своеобразных захватывающих впечатлений.

Везде, где бы он ни побывал, в Париже или в Испании, на море, или в Америке,- он выступает как преисполненный чувства собственного достоинства гражданин Советской России, понимающий, от чьего имени он говорит и к кому обращается" ("Чехословацкая республика", Прага, 1927, 28 апреля).

"Литературный вечер превратился в манифестацию дружеских чувств чехов к Советскому Союзу. Маяковский обворожил чехов и в личном общении. В течение всего своего пребывания в Праге он был окружен молодыми чешскими поэтами и писателями, которые стали навсегда его верными друзьями" (3. Неедлы. "Из истории связей советской и чехословацкой литературы", журн. "Новый мир", 1945, № 2/3).

Матезиус, Богумил (1888-1952) - чешский писатель, переводчик.

Тагор, Рабиндранат (1861-1941) - великий индийский поэт, романист и драматург.

Милюков П. Н. (1859-1943) - лидер кадетской партии, во Временном правительстве первого состава - министр иностранных дел, после октября 1917 года белоэмигрант.

...отзывы о вечере по якобсоновскому письму...- Письмо Р. Якобсона (см. примечание) с отзывами чехословацкой печати о вечере в Виноградском народном доме было послано Маяковскому через несколько дней после его отъезда из Праги.

Портрет В. Маяковского. Художник П. Келин. 1943
Портрет В. Маяковского. Художник П. Келин. 1943

Бенеш, Эдуард (1884-1948) - министр иностранных дел Чехословакии в 1918-1935 годах, затем президент.

Крамарж, Карел (1860-1937) - чешский реакционный политический деятель.

Дюамель, Жорж (1884-1966) - французский писатель, посетил Москву в марте - апреле 1927 года.

...основываясь на печальном опыте с Мораном и Берро...- Маяковский имеет в виду клеветнические очерки французского писателя Поля Морана (р. 1888) "Я жгу Москву" и журналиста Анри Берро (1885-1958) "Что я видел в Москве", выпущенные после поездки в СССР в 1924 году.

Дюртен, Люк (псевдоним Андре Неве) (1881-1959) - французский писатель, посетил в марте - апреле 1927 года вместе с Ж. Дюамелем (см. выше) Москву, о чем рассказал в книге "Иная Европа. Москва и ее вера" (1928).

Вильдрак, Шарль (псевдоним Шарля Мессаже) (1882-1971) - французский поэт, драматург и прозаик. Член группы "Клартэ" (см. примечание на стр. 463), близко стоял к Р. Роллану. В 1929 году впервые посетил СССР, позже с симпатией рассказал о советской действительности в очерках "Новая Россия" (1937), в статьях о М. Горьком, о третьей пятилетке и др. В годы 2-й мировой войны участник движения Сопротивления.

Базальжетт, Эмиль (1873-1929) - французский литератор и переводчик.

Мазарель, Франс (1889-1972) - бельгийский художник.

Дягилев, Сергей Павлович (1872-1929) - см. примечание. Маяковский имеет здесь в виду ориентацию Дягилева на эстетско-формалистические течения в европейском буржуазном искусстве, которым противопоставляет еще недостаточно знакомый ему сюрреализм.

Сюрреализм - авангардистское течение, возникшее во Франции в конце 10 - начале 20-х годов и затронувшее как литературу, так и все виды искусства. У истоков сюрреализма находится журнал "Литература" (1919-1924), основанный Л. Арагоном, А. Бретоном и Ф. Супо, к которым вскоре примкнет П. Элюар. Будучи подготовлены бергсонианством и опираясь на философские предпосылки психоаналитического учения Фрейда и отчасти Юма, сюрреалисты пытались "освободить художественное творчество от контроля разума" (Бретон А.). В социальном мире сюрреалисты видели только силы, подавляющие человека, поэтому утверждали, что личность обретает духовную свободу в интуитивных психических актах, понимая под ними сновидения, бред, алогизм подсознания. С конца 20-х годов от сюрреализма постепенно отходят наиболее здоровые литературные силы, в 30-е годы разрывают с этим течением сначала Арагон, затем Элюар и др.

"Ажаны" (франц.) - полицейские.

Бретон, Андре (1896-1966) - французский писатель, теоретик и один из основателей сюрреализма, редактор ряда сюрреалистических журналов. После краткого сближения с коммунистами исключен из партии за поддержку троцкизма.

Арагон, Луи (р. 1897) - французский писатель. В начале 20-х годов примыкал к дадаизму, являлся, как и А. Бретон, основателем журнала "Литература" (с 1919 - органа дадаизма,- затем - сюрреализма). В 1927 году вступил в ряды Французской коммунистической партии и постепенно перешел на позиции реалистической эстетики. Стал выдающимся национальным писателем Франции. В 1957 году ему присуждена Международная Ленинская премия "За укрепление мира между народами".

Элюар, Поль (1895-1952) - французский поэт, примыкал сначала к дадаистам, а затем вместе с Бретоном и Арагоном возглавил группу сюрреалистов, к которой примыкал, не вполне разделяя ее эстетическую и социально-политическую платформу, до 1939 года. В годы оккупации Франции вступил в компартию, находившуюся в подполье, и принимал активное участие в движении Сопротивления, после войны - в борьбе за мир и демократию. В 1953 году ему посмертно присуждена Международная премия Мира.

Барон, Жан (р. 1905) - французский поэт, входивший в группу сюрреалистов.

Было в кафе "Вольтер".- Это выступление Маяковского в Париже состоялось 7 мая 1927 года.

"Кор-а-кор" (франц.) - схватка, рукопашная.

"Бродячая собака" - артистический подвал-кафе, в котором собиралась художественная богема предреволюционного Петрограда.

Иванов, Георгий Владимирович (1894-1958) - декадентствующий русский поэт и критик. В 1923 году эмигрировал за границу.

Чай, устроенный обществом советско-германского сближения,- устроен в честь Маяковского в гостинице "Руссише Хоф" 10 мая 1927 года.

Гильбо, Анри (р. 1884) - французский поэт и писатель, автор книги "Владимир Ильич Ленин. Жизнеописание" (1924).

Бехер, Иоганнес (1891 -1958) - немецкий поэт, общественный и государственный деятель ГДР. В ранние годы - левый экспрессионист по своим эстетическим представлениям и спартаковец, активный член коммунистической партии, ставший в дальнейшем членом ее Центрального комитета. В 20-е годы, обратившись к изучению социальной действительности и марксистско-ленинской теории, поэт ищет пути к реализму, а в последующие десятилетия становится одним из наиболее ярких представителей социалистического реализма в литературе демократической Германии. В 1952 году награжден Международной Ленинской премией "За укрепление мира между народами".

"Ротэ Фанэ" - немецкая газета, центральный орган Коммунистической партии Германии. Основана в ноябре 1918 года К. Либкнехтом и Р. Люксембург.

Роган, Карл - редактор немецкого журнала "Europaische Revue", с которым Маяковский встречался в апреле 1927 года в Москве.

Пепеэсовцы - члены партии ППС (Польской социалистической партии).

"Дзвигня" ("Рычаг") - польский литературный журнал коммунистического направления, издавался в Варшаве в 1927- 1928 годах. Продолжал журналы того же направления "Kultura Robotnicza" ("Рабочая культура") (1922-1923) и "Nowa kultura" ("Новая культура") (1923-1924). Наиболее значительным поэтом этой группы стал В. Броневский.

...письма Родченко...- Письма художника А. М. Родченко из Парижа были напечатаны в № 2 журнала "Новый Леф" за 1927 год. Эти письма вызвали резкую критику в советской печати, особенно со стороны В. П. Полонского, редактировавшего в то время журналы "Новый мир", "Красная нива" и "Печать и революция". В газете "Известия ЦИК" 25 и 27 февраля была напечатана статья Полонского "Заметки журналиста, Леф или блеф?", направленная против журнала "Новый Леф", которая положила начало полемике между этим журналом и критиком. С этой полемикой связаны многие выступления Маяковского той поры, его стихотворение "Венера Милосская и Вячеслав Полонский", дает она знать о себе и в его зарубежных очерках.

...книгу стихов "Над городом"...- Во время пребывания Маяковского в Варшаве Броневский подарил ему только что вышедший сборник своих стихов "Дымы над городом" с надписью: "Владимиру Маяковскому, поэту революции".

Вандурский, Витольд (1891-1937) - польский поэт и драматург, один из создателей пролетарской поэзии и рабочего театра в Польше. Член Коммунистической партии Польши. Встречался с Маяковским во время своего пребывания в Москве в 1920 году. Позже Вандурский писал: "Рабочий Лодзинский театр, открытый в 1923 году, ввел в свой репертуар несколько инсценированных поэм Маяковского и каждую свою программу малых форм начинал с хорового чтения пролога к "Мистерии-буфф". На других рабочих сценах большой успех имела инсценировка "Левого марша" (журн. "Життя и революция", Киев, 1931, № 7).

Критик Ставер - см. примечание.

Художница Жарновер - см. примечание.

Тувим, Юлиан (1894-1953) - польский поэт, один из создателей литературной группы "Скамандр", которая утверждала "поэзию повседневности" и выступала против традиций модернистских течений начала века, получивших название "Молодая Польша". О своем знакомстве с поэзией Маяковского Тувим позже писал: "Поэтическое потрясение, которое испытал, читая впервые Маяковского, я мог сравнить только с потрясением, пережитым мною, когда я слышал и видел раздираемое молниями небо. Мятеж, переворот, громы, пламя - все ново, беспрецедентно, чудесно, поразительно, революционно... И сразу - и уже навсегда - Маяковский слился для меня с Октябрьской революцией..." ("Поэты - лауреаты народной Польши", М., 1954, т. 1, стр. 21).

Слонимский, Антони (р. 1895) - польский поэт, один из создателей литературной группы "Скамандр" (см. выше.). Перевод "Левого марша" был сделан им в 1921 году. Вместе с переводом Слонимский напечатал в противовес Маяковскому свой "Контрмарш".

Захорская, Стефания (р. 1894) - польский критик.

Пронашко, Анджей (р. 1888) - польский художник-экспрессионист.

Рутковский, Щенсны (1887-1942) - польский художник.

Стэрн, Анатоль (р. 1899) - польский поэт, переводчик стихов Маяковского. В 1927 году под его редакцией вышел в Варшаве сборник стихов Маяковского в переводах Ю. Тувима, В. Броневского, Б. Ясенского, А. Слонимского и др. Предисловие к этому сборнику было написано Маяковским во время пребывания в Варшаве.

Ват, Александр (р. 1900) - польский писатель и переводчик.

"Пен-клуб" - международное объединение писателей, основанное в 1921 году в Англии. Объединяет пен-центры, существующие в разных странах - членах Пен-клуба.

Гетель, Фердинанд (р. 1895) - польский писатель, прозаик.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://v-v-mayakovsky.ru/ "V-V-Mayakovsky.ru: Владимир Владимирович Маяковский"