БИБЛИОТЕКА    ПРОИЗВЕДЕНИЯ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Свинобой мира

У чикагца, знаменитейшего сегодняшнего поэта Соединенных Штатов Карла Сандбурга, революционера американской поэзии, вынужденного писать о пожарах в богатейшей газете - тираж 3 000 000 - "Чикаго-Трибюн", так описывается Чикаго:

 Чикаго, 
 Свинобой мира, 
 Инструментщик, сборщик хлеба, 
 Играющий железными дорогами грузчик страны, 
 Бурный, хриплый задира. 
 Город широких плеч...

"...Мне говорят: ты подл, и я отвечаю: да, это правда - я видел, как бандит убил и остался безнаказанным. Мне говорят, что ты жесток, и мой ответ: на лицах женщин и детей я видел следы бесстыдного голода. Бросая ядовитые насмешки за работой, все наваливающейся работой,- это высокий дерзкий хулиган на фоне хрупких городишек.

 С непокрытой головой 
 роющий, 
 рушащий, 
 готовящий планы, 
 строящий, ломающий, восстанавливающий. 

Смеющийся бурным, хриплым задорным смехом юности. Полуголый, пропотевший, гордый тем, что он режет свиней, производит инструменты, наваливает хлебом амбары, играет железными дорогами и перебрасывает грузы Америки".

В Чикагском путеводителе написано:

"Чикаго:

Самые большие бойни.

Самый большой заготовщик лесных материалов.

Самый большой мебельный центр.

Самый большой производитель машин.

Самый большой склад пианино.

Самый большой фабрикант железных печей.

Самый крупный железнодорожный центр.

Самый большой центр по рассылке покупок почтой.

Самый людный угол в мире.

Самый проходимый мост на земном шаре - Bush street bridge*".

* (Мост улицы Баш (англ.).)

Все самое, самое, самое...

Чем же это город Чикаго?

Чикаго (несмотря на все противоречия с официальными указателями) - столица Соединенных Штатов.

Не официальная столица, вроде Вашингтона, не показная "для втирания очков" столица, вроде Нью-Йорка!

Настоящая столица, настоящее сердце промышленности, наживы и вместе с тем сердце борьбы американского пролетариата.

А чтоб это сердце и выглядело настоящим кровавым сердцем, то главное биение жизни города - это живодерня, это бойня.

Одна бы из них и то затмила наши места убиенья скотов - а их десятки!

Свифт! Стар! Вильсон! Гамонд! Армор! Впрочем, это для виду. Фактически это части одного убойного треста. Только выставили разные вывески, чтоб обойти антитрестовский закон.

Король треста - Армор.

По Армору судите об остальных.

У Армора свыше 100 000 рабочих, одних конторщиков имеет Армор 10-15 тысяч.

400 миллионов долларов - общая ценность арморовских богатств. 80 000 акционеров разобрали акции, дрожат над целостью арморовского предприятия и снимают пылинки с владельцев.

Половина акционеров рабочие (половина, конечно, по числу акционеров, а не акций), рабочим дают акции в рассрочку - один доллар в неделю. За эти акции приобретается временно смирение остальных боенских рабочих.

Проводники по Арморовским предприятиям особенно упирают на этот пункт. Знаменитый тезис американских капиталистов: шеф - только компаньон своего рабочего.

Шестьдесят процентов американской мясной продукции и 10% мировой дает один Армор.

Консервы Армора ест весь мир.

Любой может наживать катар.

И во время мировой войны на передовых позициях были консервы с подновленной этикеткой. В погоне за новыми барышами Армор выпускал 4-летние консервированные яйца и двадцатилетнее мясо - добрый призывной возраст.

Чикагские бойни - одно из гнуснейших зрелищ моей жизни. Прямо фордом вы въезжаете на длиннейший деревянный мост. Этот мост перекинут через тысячи загонов для быков, телят, баранов и для всей бесчисленности мировых свиней. Визг, мычание, блеяние,- неповторимое до конца света, пока людей и скотину не прищемят сдвигающимися скалами,- стоит над этим местом. Сквозь сжатые ноздри лезет кислый смрад бычьей мочи и дерьма миллионов скотов.

Воображаемый или настоящий запах целого разливного моря крови занимается вашим головокружением.

Разных сортов и калибров мухи с луж и жидкой грязи перепархивают то на глаза коровьи, то на ваши.

Длинные деревянные коридоры уводят упирающийся скот.

Если бараны не идут сами, их ведет выдрессированный козел.

Коридоры кончаются там, где начинаются ножи свинобоев и быкобойцев.

Живых визжащих свиней машина подымает крючком, зацепив их за их живую ножку, перекидывает их на непрерывную цепь - они вверх ногами проползают мимо ирландца или негра, втыкающего нож в свинячье горло. По нескольку тысяч свиней в день режет каждый - хвастался боенский провожатый.

Здесь визг и хрип, а в другом конце фабрики уже пломбы кладут на окорока, молниями вспыхивают на солнце градом выбрасываемые консервные жестянки, дальше грузятся холодильники - и курьерскими поездами и пароходами едет ветчина в колбасные и рестораны всего мира.

Минут пятнадцать едем полным ходом по мосту арморовской компании.

Проводник по Армору с восторгом давал мне материал об Арморе. Реклама! А упоминание об отсутствии спроса на их консервы в СССР вызвало чуть не слезы уныния.

[1926]

Примечание

Свинобой мира. Впервые - журн. "Огонек", М., 1926, № 11, 14 марта.

Написан, очевидно, в самом начале марта 1926 года, сразу же по возвращении в Москву после лекционной поездки по городам Украины, Северного Кавказа, Азербайджана и Грузии. Представляет сокращенную переработку очерка "Чикаго" из книги "Мое открытие Америки". Как и в предшествующем случае, Маяковский стремится поделиться своими впечатлениями о поездке в Америку с читателями самых популярных массовых журналов, идет при этом на перепечатку своих очерков из менее общедоступных изданий ("Красная новь").

"ЕЗДИЛ Я ТАК". "НЕМНОГО О ЧЕХЕ". "ЧЕШСКИЙ ПИОНЕР".

"НАРУЖНОСТЬ ВАРШАВЫ". "ПОВЕРХ ВАРШАВЫ"

В начале 1927 года возникает идея новой поездки Маяковского за рубеж, на этот раз в Польшу, Чехословакию, Германию и Францию. Инициатива этой поездки принадлежит ВОКСу. Именно эта организация хлопочет о предоставлении Маяковскому заграничного паспорта для поездки.

Вопрос о поездке окончательно решается к середине апреля. 15 апреля 1927 года Маяковский выезжает из Москвы за границу, по пути в Чехословакию останавливается на сутки в Варшаве, а 18 апреля прибывает в Прагу. Здесь он пробудет менее двух недель: 27 апреля уже выезжает в Берлин и, не задерживаясь там, прибывает 29 апреля в Париж. Через десять дней он на обратном пути задерживается два дня в Берлине, приезжает 12 мая в Варшаву, а через десять дней, 22 мая возвращается в Москву.

В Берлине и Париже Маяковский был уже не первый раз и в свое время делился своими впечатлениями о пребывании в них с советской публикой как в стихах, так и в очерках. Может быть, поэтому теперь немецкая и французская тема не находит сколько-нибудь широкого отражения в его художественно-публицистическом творчестве ни во время самой поездки, ни после возвращения в Москву. А между тем в Париже он выступает в полпредстве и на вечере, организованном советскими студентами, обучающимися во Франции, присутствует на обеде, устроенном в его честь французскими писателями, и т. п. В Берлине в честь Маяковского устраивает "чай" Общество советско-германского сближения, пригласившее немецких писателей, ученых, журналистов. В тот же день поэт выступает в клубе полпредства и торгпредства в Берлине перед "своими". Об этом Маяковский сообщает советскому читателю в очерках, написанных вскоре после возвращения в Москву, прежде всего в первом из них, названном "Ездил я так". Однако уже здесь поэт больше говорит о своих пражских и варшавских впечатлениях. Более подробно он расскажет тогда же о своем пребывании в Праге в очерках "Немного о чехе" и "Чешский пионер", а о десяти днях, проведенных в Варшаве, в очерках "Наружность Варшавы" и "Поверх Варшавы". С этими очерками будут перекликаться его стихи "Славянский вопрос-то решается просто", "Польша" и "Чугунные штаны", которые публиковались поэтом в печати рядом с тем или иным из названных выше очерков.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://v-v-mayakovsky.ru/ "V-V-Mayakovsky.ru: Владимир Владимирович Маяковский"