БИБЛИОТЕКА    ПРОИЗВЕДЕНИЯ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

В семье поэта

Биография Красной Пресни немыслима без биографии старейшего текстильного комбината Москвы - комбината "Трехгорная мануфактура" имени Ф. Э. Дзержинского, любовно именуемого в народе коротким словом "Трехгорка".

Занятия литературного объединения 'Красная Пресня' имени В. В. Маяковского. Выступает друг поэта - артист Н. И. Хлестов (1968 г.)
Занятия литературного объединения 'Красная Пресня' имени В. В. Маяковского. Выступает друг поэта - артист Н. И. Хлестов (1968 г.)

Рабочие знаменитого предприятия были в первых рядах Декабрьского вооруженного восстания, а новые поколения трехгорцев свято хранят революционные традиции своих легендарных предков, приумножают славу передового предприятия столицы. С многотысячным коллективом более 16 лет были связаны жизнь и работа художницы и педагога-воспитателя, общественной деятельницы и литератора старшей сестры поэта Людмилы Владимировны Маяковской.

"Мой брат,- пишет она,- всегда гордился тем, что я работаю на прославленной, богатой революционными традициями "Трехгорке". Он не раз выступал здесь. Во время одного из выступлений в 1917 году (вскоре после Февральской революции) произошел такой инцидент: на очередном клубном вечере для служащих Володя прочел стихотворение "Нате". Оно имело большой успех, но не понравилось Прохорову. Хозяин остался недоволен. "Кто,- спросил он,- этот молодой человек, который прочел такое дерзкое стихотворение?!"

В конце 1927 года Маяковские получили квартиру в кооперативном доме № 6 по Студенецкому переулку. Владимир Владимирович внес положенный пай и довольно часто навещал своих близких, подолгу засиживался с ними за вечерним чаем или просто приходил отдохнуть от напряженной работы.

Александр Иванович Колосков, находившийся в дружеских отношениях с матерью и сестрами поэта, рассказал мне однажды, что ему довольно часто приходилось слышать о том, что Маяковским не раз задавали один и тот же вопрос:

-У вас маленькая квартира, разве вы не имеете возможности получить теперь более благоустроенное и просторное жилище где-нибудь в новом районе Москвы?

На что они, будь то Адександра Алексеевна или Людмила Владимировна, неизменно отвечали:

-А зачем? Для нас и эта квартира хороша. Мы любим Красную Пресню и никуда отсюда не собираемся переезжать.

После смерти поэта квартира Маяковских приобрела огромную притягательную силу. Его старшая сестра принимала активное участие в работе многих редакционных коллегий по выпуску тематических сборников и собраний сочинений В. В. Маяковского. Она ежедневно была занята большой кропотливой собирательской работой, связанной с богатейшим наследием поэта, постоянно выступала на диспутах, научных конференциях, охотно консультировала литературоведов, редакторов, художников, режиссеров, поэтов и журналистов, писавших о Маяковском.

В квартире все осталось так, как было при жизни Владимира Владимировича. Родственники бережно сохранили мебель, изготовленную еще по чертежах Владимира Константиновича, портреты и групповые фотографии, пейзажные картины, напоминавшие о далеком Кавказе, а также многочисленные подарки друзей: книги с дарственными надписями, скульптурный портрет поэта, макет корабля "Маяковский".

В этой квартире Людмила Владимировна написала книги "Пережитое" и "О Владимире Маяковском", содержащие ценный фактический материал о жизни и творчестве поэта, а также необходимые комментарии к его произведению "Я сам". Она была главным консультантом на съемках художественного кинофильма "Маяковский начинался так", отснятого в Грузии, и готовила к изданию новую работу о творческом пути своего брата. Здесь же была создана и популярная книга для школьников "Детство и юность Владимира Маяковского", написанная матерью поэта.

Воспоминания о сыне Александра Алексеевна опубликовала незадолго до своей смерти. Ей очень хотелось рассказать о том, как рос и воспитывался будущий поэт, и тем самым оградить Маяковского от искажений его биографии и от ничем не обоснованных упреков в его адрес. Ей шел уже восьмидесятый год, когда она впервые взялась за перо.

- Вот напишу о Володе,- говорила она,- и тогда о нем узнают настоящую правду.

Тяжелая болезнь и потеря младшей дочери Ольги надолго прервали эту работу, и лишь в 1952 году Александра Алексеевна смогла вернуться к своей заветной тетрадке. К шестидесятилетию Владимира Маяковского ее работа была завершена и увидела свет в молодом издательстве Детгиз.

Мать и сестры поэта охотно откликались на все приглашения, связанные с рассказами о творчестве Маяковского. Они часто выступали в школах и высших учебных заведениях, в воинских частях и рабочих клубах. В конце 1940 года всей семьей ездили в Дом ученых, где присутствовали при перезаписывании голоса Владимира Маяковского с устаревших восковых валиков, сделанных еще в двадцатых годах. Запись велась ночью, чтобы не мешал шум машин.

С тех пор как я впервые появился в обществе Людмилы Владимировны, не помню дня, когда бы не заставая ее за срочной работой. Несмотря на преклонный возраст и плохое состояние здоровья, она настойчиво продолжала заниматься всеми вопросами, связанными с деятельностью будущего Государственного музея В. В. Маяковского в Москве. Это было заветной мечтой, ради чего она не считалась ни с чем. Откроет, бывало, дверь в соседнюю комнату и скажет: "Это все для музея". Посмотришь туда и невольно вспомнишь Владимира Владимировича, который в дни подготовки отчетной выставки с досадой говорил:

- Собрать бы все, да некогда!

А Людмила Владимировна собирала настойчиво и увлеченно, справедливо считая, что одной из важнейших задач нового музея явится правдивое освещение жизни и творческой биографии поэта, а для этого надо, чтобы научные сотрудники были вооружены подлинным фактическим материалом. Она интересовалась всем, что так или иначе было связано с именем Маяковского. Однажды узнала о том, что среди строителей здания Московского государственного университета появился талантливый паренек, увлеченный творчеством великого поэта и самостоятельно работавший над созданием его скульптурного портрета. Это был молодой способный украинский скульптор Григорий Сорокин, ставший также лауреатом Всесоюзного конкурса на лучшее исполнение произведений Маяковского. Людмила Владимировна решила познакомиться с его произведениями и, не считаясь со скверной осенней погодой, поехала на строительство, разыскала его и приняла горячее участие в его творческой работе.

- Людмила Владимировна,- вспоминает замечательный скульптор народный художник СССР Александр Павлович Кибальников,- была исключительно умным, тактичным и доброжелательным человеком. Она прекрасно разбиралась в тонкостях нашей работы и никогда не навязывала своего "авторитетного" мнения, всецело полагаясь на творческую инициативу самих художников. Поэтому ее положительное высказывание в защиту моей работы при окончательном утверждении проекта памятника Маяковскому, проходившем в помещении Государственного Исторического музея, я считаю для себя высшей оценкой моей скромной работы.

Многолетняя дружба связывала семью Маяковских и трудящихся Красной Пресни с мастером художественного слова народным артистом РСФСР Сергеем Михайловичем Балашовым, который выступал со стихами Владимира Маяковского в рабочих клубах, в цехах заводов и фабрик, в читальных залах и библиотеках, в летних садах и на торжественных вечерах и митингах. В годы Великой Отечественной войны он передал Красной Армии боевую машину - танк "Владимир Маяковский", сработанный металлургами Нижнего Тагила на личные сбережения артиста. В канун 100-летия В. И. Ленина Сергей Балашов выступил с новой литературно-художественной композицией "Сердце с правдой вдвоем", составленной по произведениям поэта и выпущенной массовым тиражом музыкальной фирмой "Мелодия".

С теплотой и сердечностью все вспоминают Людмилу Владимировну. Памятны многие случаи, свидетельствующие о широте ее души и внимании к людям. Как-то зимой 1968 года Людмила Владимировна позвонила мне на работу.

-Приезжайте-ка, голубчик,- послышался ее четкий и несколько басовитый голос,- наконец-то мне представляется возможность вручить вам мою долгожданную книгу.

Л. В. Маяковская за рабочим столом
Л. В. Маяковская за рабочим столом

Вечером я забежал к ней на квартиру, думал, на несколько минут, а засиделся допоздна. Как всегда, я застал ее за неотложной работой. Людмила Владимировна правила корректуру и, не отрываясь от нее, кивком головы указала на стул: читайте, мол, пока я работаю. Стараясь не мешать, я взял в руки предназначавшуюся мне книгу, стал перелистывать ее и конечно же прочитал дарственную надпись автора. В молчании прошло минут пятнадцать.

- Ну вот, на сегодня хватит. Страшно устают глаза - остальное дочитаю завтра.

Отложив верстку, хозяйка пригласила к столу.

-После работы и чайку попить не грех. Небось промерз, пока добирался?

Была она в хорошем настроении, рассказала о том, как еще в бытность знаменитых "Окон РОСТА" им всей семьей не раз приходилось согреваться кипятком в холодной и нетопленой квартире. Александра Алексеевна, младшая сестра Ольга и она помогали поэту в разрисовке и тиражировании его агитационных плакатов. Владимир Владимирович приносил к ним на квартиру свои карандашные рисунки, и они, не считаясь со временем, раскрашивали их по его указаниям и готовили трафареты.

Вспоминая тяжелые годы гражданской войны, разрухи и голода, мы невольно обратились к поэме "Хорошо!", к строфам, касающимся семьи поэта:

 Мне 
    легше, чем всем,-
 я 
 Маяковский. 
 Сижу 
    и ем 
 кусок 
      конский. 
 Скрип - 
      дверь, 
          плача. 
 Сестра 
      младшая. 
 - Здравствуй, Володя! 
 - Здравствуй, Оля! 
 - Завтра новогодие -
 нет ли 
      соли? 
 Делю, 
 в ладонях вешаю
 щепотку 
       отсыревшую. 
 Одолевая 
       снег 
           и страх, 
 скользит сестра, 
              идет сестра, 
 бредет 
      трехверстной Преснею 
 солить 
      картошку пресную. 
 Рядом 
     мороз 
 шел 
    и рос
 Затевал 
       щекотку - 
 отдай 
      щепотку. 
 Пришла, 
       а соль 
            не валится - 
 примерзла 
         к пальцам.

Жизнь была не из легких, а работа тяжелая и трудоемкая. Однако родные ни разу не подвели поэта и все выполняли быстро и в срок. Особенно тепло Людмила

Владимировна отозвалась о трудолюбии Александры Алексеевны:

-Ляжет, бывало, отдыхать. Полежит с полчаса - и снова за дело. Смотрим, уже утро на дворе, а она все хлопочет. Посмотрит на часы и подгоняет нас: "Скоро Володя придет".

В тот же незабываемый вечер, вероятно от того, что почувствовал хорошее настроение хозяйки, я осмелился узнать о том, помнит ли она шумную полемику, возникшую в связи с появлением в газете "Комсомольская правда" неудачного стихотворения Ивана Молчанова "Свидание"?

-Как-то,- сказала Людмила Владимировна,- я спросила у брата: не видит ли он за собой какого-либо неудобства в отношении к молодому поэту. На что Володя ответил мне, что он прежде всего имел в виду безответственную работу редакторов, а поэтому выступил прежде всего против газеты, которая так беспринципно отнеслась к публикации заведомо безыдейных произведений, каким явилось злополучное молчановское "Свидание". Не зря же, продолжал он, я дал тогда подробную расшифровку о том, где и когда было напечатано это стихотворение. Володя согласился со мной в том, что несколько пересолил в своих выражениях, а несколько позднее очень обрадовался, узнав, что Иван Молчанов вполне трезво воспринял его критику и собирался поехать на строительство Сталинградского тракторного завода.

А разве ты не заметил тогда, почему Володя неоднократно приглашал Ивана Молчанова на совместные с ним выступления? Разве это не говорит тебе о том, что брат всячески старался смягчить свои личные отношения с комсомольцем, в котором, как мне помнится, он видел даровитого и обещающего поэта? В подтверждение сказанного считаю необходимым сослаться на статью Дм. Молдавского "Наш современник", которую я прочитал в седьмом номере журнала "Нева" за 1983 год. В этой статье Дмитрий Миронович приводит личное письмо И. Н. Молчанова, где между прочим говорится:

"...Вообще-то Маяковский относился ко мне доброжелательно. Спустя несколько десятков лет я узнал, что в разговоре со старшей сестрой Людмилой Владимировной, когда речь шла обо мне, он якобы сказал:

-А ведь я зря Ваню обидел!

Это замечание Людмила Владимировна передала журналисту В. Коркину, который и поведал его мне. Самому мне не удалось до смерти Людмилы Владимировны переговорить с ней. Но Коркину у меня нет оснований не верить".

Далее автор статьи завершает:

-Подтверждаю - я тоже слышал об этом от Людмилы Владимировны.

Слушая Людмилу Владимировну, я действительно вспоминал несколько выступлений, организованных по инициативе Владимира Маяковского с участием А. Безыменского, А. Жарова, С. Кирсанова, И. Молчанова, М. Светлова, И. Уткина и других комсомольских поэтов.

Иван Никанорович был старше меня на десять лет. Однако это нисколько не мешало нашей дружбе. Наоборот, зная мое доброе к нему отношение, он тоже не скрывал своих взаимных симпатий ко мне.

-Вот поработаю на тракторном,- заверил меня поэт,- и я докажу твоему Маяковскому, что комсомолец Молчанов не тот, за кого меня принимает этот рапповский дуболом Авербах, Безыменский и подобные ему подпевалы.

Уехал в Сталинград и действительно доказал. В стихотворении "Ответ друзьям" он писал тогда:

 Дадим отчет своей стране, 
 Чтоб строки пламенели: 
 Мы не стояли в стороне, 
 Когда бои кипели.

"Считая, что творчество и работа поэта Ивана Молчанова на нашем заводе всецело отданы на службу промфинплану завода, что его эпиграммы и стихи нещадно бьют по конкретным носителям зла и поднимают энтузиазм ударников, зачислить тов. Молчанова ударником механосборочного цеха, выдать ему рабочий номер и трудовую книжку".

Так, по-доброму и тепло, отозвались о нем рабочие тракторостроя. Как сейчас, вижу перед собой это коллективное решение, которое Ваня, не без гордости конечно, бережно хранил вместе с комсомольским билетом.

Могут спросить, а что потом-то было?

А было все. Как и следовало ожидать, вся жизнь моего друга прошла в постоянном творческом состоянии: дома - за рабочим столом и в непрерывных поездках по всей стране, в любимом общении с людьми и бесконечно родным комсомолом.

На мой вопрос, часто ли у них дома бывал Владимир Владимирович, Людмила Владимировна ответила:

-Часто. Особенно в период напряженной работы, связанной с подготовкой премьерных просмотров сатирических пьес. Кстати,- спросила она,- тебе приходилось бывать на просмотрах "Клопа" и "Бани"?

-Конечно,- сказал я,- комсомольцы Красной Пресни никогда не упускали такой возможности.

И действительно, на все вечера и театральные постановки Маяковского мы, как правило, ходили коллективно, а мне посчастливилось даже 27 марта 1930 года присутствовать на обсуждении "Бани" в Доме печати.

-Ну и как, понравилось?

Вспомнив тот далекий год, я ответил, что сначала все шло размеренно, гладко. Владимира Владимировича в зале не было. Но, когда с трибуны начали выступать явные недоброжелатели, он появился в дверях и быстро прошел на сцену. Яростно обрушил свой гнев на тех, кто считал пьесу несовременной и даже антихудожественной. Хорошо помню, как был рассержен Маяковский и, не выдержав, покинул зал.

- Вот то-то и оно, что не выдержал,- согласилась Людмила Владимировна.- Работая над "Клопом" и "Баней", Володя отдавал все творческие силы. Он сам признавался в том, что "Баня" - лучшее его сатирическое произведение, над которым он трудился в течение нескольких месяцев. В процессе подготовки пьесы к постановке он не раз проверял ее на творческих встречах с актерами, бывал на репетициях, внимательно прислушивался к мнению режиссуры и актеров-исполнителей. Работу над "Клопом" Маяковский завершал, находясь в заграничной поездке, и тем самым спас Театр имени Мейерхольда от вынужденного прорыва в предстоящем театральном сезоне.

Л. В. Маяковская на открытии тематической выставки 'Маяковский на Красной Пресне' (19 июля 1964 г.)
Л. В. Маяковская на открытии тематической выставки 'Маяковский на Красной Пресне' (19 июля 1964 г.)

24 августа 1972 года Людмиле Владимировне исполнилось 88 лет. В тот день у нее собрались несколько человек - истинные друзья семьи Маяковских. Людмила Владимировна, хотя и хворала, держалась бодро и даже шутила. В ее адрес поступило много писем и поздравительных телеграмм, звонили по телефону, желали доброго здоровья и успешной работы, связанной с предстоящим открытием Государственного музея В. В. Маяковского в Москве. К сожалению, ей не пришлось присутствовать на торжественном открытии: 12 сентября Людмила Владимировна скончалась.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://v-v-mayakovsky.ru/ "V-V-Mayakovsky.ru: Владимир Владимирович Маяковский"