БИБЛИОТЕКА    ПРОИЗВЕДЕНИЯ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Рождество Маяковского

Пусть, науськанные современниками, пишут глупые историки: "Скушной и неинтересной жизнью жил замечательный поэт".

 Знаю, 
 не призовут мое имя 
 грешники, 
 задыхающиеся в аду. 
 Под аплодисменты попов 
 мой занавес не опустится на Голгофе. 
 Так вот и буду 
 в Летнем саду 
 пить мой утренний кофе. 

 В небе моего Вифлеема 
 никаких не горело знаков, 
 никто не мешал 
 могилами 
 спать кудроголовым волхвам. 
 Был абсолютно как все 
 - до тошноты одинаков - 
 день 
 моего сошествия к вам. 
 И никто 
 не догадался намекнуть 
 недалекой 
 неделикатной звезде: 
 "Звезда - мол - 
 лень сиять напрасно вам! 

 Если не 
 человечьего рождения день, 
 то чёрта ль, 
 звезда, 
 тогда еще 
 праздновать?!" 

 Судите: 
 говорящую рыбёшку 
 выудим нитями невода 
 и поем, 
 поем золотую, 
 воспеваем рыбачью удаль. 
 Как же 
 себя мне не петь, 
 если весь я - 
 сплошная невидаль, 
 если каждое движение мое - 
 огромное, 
 необъяснимое чудо. 

 Две стороны обойдите. 
 В каждой 
 дивитесь пятилучию. 
 Называется "Руки". 
 Пара прекрасных рук! 
 Заметьте: 
 справа налево двигать могу 
 и слева направо. 
 Заметьте: 
 лучшую 
 шею выбрать могу 
 и обовьюсь вокруг. 

 Черепа шкатулку вскройте - 
 сверкнет 
 драгоценнейший ум. 
 Есть ли, 
 чего б не мог я?! 
 Хотите, 
 новое выдумать могу 
 животное? 

 Будет ходить 
 двухвостое 
 или треногое. 
 Кто целовал меня - 
 скажет, 
 есть ли 
 слаще слюны моей сока. 
 Покоится в нем у меня 
 прекрасный 
 красный язык. 
 "О-го-го" могу- 
 зальется высоко, высоко. 
 "О-ГО-ГО" могу - 
 и - охоты поэта сокол - 
 голос 
 мягко сойдет на низы. 
 Всего не сочтешь! 
 Наконец, 
 чтоб в лето 
 зимы, 
 воду в вино превращать чтоб мог - 
 у меня 
 под шерстью жилета 
 бьется 
 необычайнейший комок. 
 Ударит вправо - направо свадьбы. 
 Налево грохнет - дрожат миражи. 
 Кого еще мне 
 любить устлать бы? 
 Кто ляжет 
 пьяный, 
 ночами ряжен? 

 Прачечная. 
 Прачки. 
 Много и мокро. 
 Радоваться, что ли, на мыльные пузыри? 
 Смотрите, 
 исчезает стоногий окорок! 
 Кто это? 
 Дочери неба и зари? 
 Булочная. 
 Булочник. 
 Булки выпек. 
 Что булочник? 
 Мукой измусоленный ноль. 
 И вдруг 
 у булок 
 загибаются грифы скрипок. 
 Он играет. 
 Всё в него влюблено. 

 Сапожная. 
 Сапожник. 
 Прохвост и нищий. 
 Надо 
 на сапоги 
 какие-то головки. 
 Взглянул - 
 и в арфы распускаются голенища. 
 Он в короне. 
 Он принц. 
 Веселый и ловкий. 

 Это я 
 сердце флагом поднял. 
 Небывалое чудо двадцатого века! 

 И отхлынули паломники от гроба господня. 
 Опустела правоверными древняя Мекка.
предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://v-v-mayakovsky.ru/ "V-V-Mayakovsky.ru: Владимир Владимирович Маяковский"