БИБЛИОТЕКА    ПРОИЗВЕДЕНИЯ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Выступление на конференции МАПП

8 февраля 1930 года

Товарищи, я заранее знаю; что все те вопросы поэзии, о которых мне хотелось говорить, не уместятся в тот краткий срок, который я имею. Я надеюсь посветить специальное время для специального разговора с товарищами по вопросу о поэзии, а сегодня выскажу только некоторые отдельные замечания.

Нужно сказать, что то что говорил т. Селивановский, в большинстве случаев состоит из весьма спорных положений, но есть и положения бесспорные, только они неверны. (Аплодисменты.) В чем же дело? Прежде всего, говоря о пролетарской литературе и пролетарской поэзии, нельзя не найти заранее специфических особенностей этой пролетарской поэзии, не определить заранее понятие этой пролетарской поэзии, чтобы потом, имея эти основные установки, уже с этой точки зрения критиковать остальные частности. У т. Селивановского нет основных установок. У него есть только правильно или неправильно разбросанные части. Вчера т. Горбов, говоря о сущности прозы, о сущности художественных Произведений, сказал, что нет контрреволюционных произведений, потому что каждое наследие можно использовать, так как оно состоит из двух моментов: из объекта и отношения субъекта к объекту. Но есть такие поэтические произведения, где и субъект - дрянь и объект - сволочь. Ведь у нас не может быть только обследовательского подхода, у нас должен быть классово-ведущий подход. Если взять стихотворение Брюсова "Мы натешимся с козой", то тут объект - коза, субъект- декадентский студент, а в общем - дрянь. Или если, например, субъект - буржуй, а объект - пролетарий, и если буржуй бьет пролетария, то это значит - плохое произведение, а если, наоборот, пролетарий бьет буржуя, то это значит - хорошее произведение.

Тов. Селивановский делает одну ошибку, когда говорит о субъекте, о выражении себя через литературу. Я считаю правильной для нас такую постановку, что мы определяем отношение субъекта к другим субъектам и к объекту как стремление изменить, то есть мы имеем в виду направленность и целевую установку данного произведения. С этой точки зрения мы можем одному поэту простить те или иные его промахи, а у другого поэта, несмотря на поэтическую нагрузку и оснащенность его вещей, те или иные поэтические приемы, весьма действующие на наши чувства, считать неправильными, неверными.

Вот почему я с острой внмательностью подхожу к произведению того или иного пролетарского писателя: нужно находить те черты, которые отличают его произведение как пролетарское от остальных, и, наоборот, снимать ту шелуху, которая явилась только кудреватым наследием прошлой поэзии и литературы. Из-за отсутствия этой центральной установки и применения ее к практическому анализу сегодняшней поэзии у т. Селивановского есть масса сбивчивых положений.

Переходя к конструктивизму, он говорит и правильно намекает (эта часть, очевидно, у него совпадает со статьей в "Молодой гвардии") о людях странных профессий, что поэзия этих людей странной профессии рассматривает действительность не так, как нужно, а отвлеченно. Ведь там может быть и нужный нам и вредный субъект. Коренная ошибка конструктивизма состоит в том, что он вместо индустриализма преподносит индустряловщину, что он берет технику вне классовой установки. Если люди сделали такую основную ошибку, продиктованную их существом, можем ли мы их произведения по тем или иным чувствам, эмоциям, которые они вызывают у нас, квалифицировать как нужные, необходимые и достойные произведения? Я утверждаю, что нет, потому что основа их поэзии исходит из того, что по самому существу этой технической интеллигенции присуще.

Они забыли о том, что кроме революции есть класс, ведущий эту революцию. Они пользуются сферой уже использованных образов, они повторяют ошибку футуристов - голое преклонение перед техникой, они повторяют ее и в области поэзии. Для пролетарской поэзии это неприемлемо, потому что это есть закурчавливание волосиков на старой, облысевшей голове старой поэзии. Я думаю, что в дальнейшем, когда мне придется разговаривать по этому вопросу и проанализировать все способы воздействия конструктивистов на массы, я покажу, что это самое вредное из всех течений в применении к учебе, какое можно себе представить.

Тут товарищи перечисляли некоторых поэтов,- я не могу их прочесть всех, но я взял двух - четырех. Есть, например, здесь Борис Соловьев. Он пишет: "И долго носился я с первой строкой, как с Евой носился создатель..." Во-первых, это библейская чушь, а во-вторых, создатель не носился с Евой,- он сделал просто: взял ребро и сделал Еву. Что это значит? Это - пользование старым негодным поэтическим арсеналом, негодным на всех этапах нашей работы. Взять дальше, скажем, этого самого Анатолия Кудрейко. Я не знаю, у какого еще конструктивиста могли бы быть мыслимы эти строчки:

 В ночи скрипит сухая ель, 
 И вот (уж сколько лет!) 
 Как вторит мне виолончель, 
 Тромбон и флажолет.

Это - пастушески-пасторальная оснастка поэтического произведения. (Вера Инбер: "А мы тут при чем?") Я сначала беру за хвост, а потом выволакиваю остальное. Флажолет - это в нашем употреблении не музыкальный инструмент,- это способ игры на скрипке, и смешивать его с разного рода музыкальными инструментами нельзя. Есть в словаре и другое определение этого слова: "Особый вид флейты". Объяснить это нечем, кроме того, что эта поэзия идет не по линии создания новой пролетарской поэзии, а по линии декаданса, старой упадочнической поэзии. У любого дальнейшего поэта, какого угодно, можно найти такие строки - возьмем стихи Гусева:

 Мой дед,- не знали вы его? - 
 Он был нездешних мест. 
 Теперь за тихою травой 
 Стоит горбатый крест.

Это такой грошовый романтизм, давно выкинутый из арсенала революционной поэзии, что смешно им орудовать.

Тут все ассоциации, какие есть у человека, идущего от редакции до вуза и обратно.

Броневик воспринимается им как бегущее существо, которому безразлично куда слоняться. Это-отсутствие устремленности в литературе, классовой направленности, отсутствие подхода к поэзии как к орудию борьбы,- оно характерно для конструктивизма и не может быть иным и по своему существу, так как эта группа была враждебна не только в литературе, но у нее есть элементы и классовой враждебности. Это не относится ко всем конструктивистам, не деквалифицирует отдельных конструктивистов, не закрывает им выхода на пролетарскую дорогу, но это показывает, что нужно менять классовое нутро, а не классовую шкуру, как говорил вчера Агапов. (Аплодисменты.) Вот единственно честный способ объединения пролетарских сил в области пролетарской литературы.

Я остановлюсь <остановился?> на отдельных вещах конструктивистов второго призыва, чтобы не останавливаться на остальных вещах. Обидно, что наши поэтические так называемые склоки люди воспринимают как развлечения, вошедшие в систему литературной конкуренции.

Я демонстрировал одно стихотворение Зелинскому, и он сказал, что у него шерсть поднялась на спине от этого стихотворения. Я хочу указать, что наша работа - работа практического органа советской поэзии на потребу сегодняшнего дня - вынуждается не низким уровнем нашей квалификации, а тем, что мы умеем пустить ее на самое нужное дело - на дело классовой борьбы пролетариата. Сейчас идет жестокая борьба старых эстетов с дворянскими установками против тех или иных отрядов пролетарской поэзии. Должна быть инженерная литература, инженерная поэзия, и производными от нее должны быть произведения для повседневной газетной работы. Но ставить всю газетную работу под знаком "стишки, профсоюзишки" и т. д.- это совершеннейшее безобразие.

С завода пришел один рабочий и сказал: "Нам нужно написать стихи по поводу борьбы с потерями". Этот рабочий явился в "Красную новь", и красноновисты ему сказали: "Дайте нам материал, а мы уже напишем, то есть когда вы уже закончите свое дело, тогда мы напишем". Поэтому дайте, товарищи, по рукам тем, кто будет приравнивать газетную работу к халтурной работе.

Еще несколько последних замечаний по поводу кризиса поэзии. Сейчас, по-моему, не кризис, а расцвет поэзии по количеству сил, устремленных на этот вид литературного оружия. Например, театральная работа: "Выстрел", полемика с ТРАМом, полемика комсомольских бригад, работа Сельвинского "Командарм 2". То, что литературная молодежь идет по линии поэтической работы - все это указывает, что у нас налицо подъем. Тем большая ответственность лежит на нас - овладеть этим подъемом и пустить его по нужному руслу. Меня очень удивил судебный приговор Селивановского по поводу того, что за текущий отчетный год конструктивисты положили на обе лопатки Леф.

Первое замечание: не объединяйте Реф и Леф. Леф - это эстетическая группа, которая приняла нашу борьбу как факт, как таковой, и сделала из революционной литературы замкнутое в себе новое эстетическое предприятие. Реф - это переход работы наших писателей на коммунистическую направленность, то есть это та дорога, которая ведет по пути в РАПП. И если я вошел в РАПП, то только потому, что вся предыдущая работа меня к этому делу привела.

Я, товарищи, вхожу в РАПП, как в место, которое дает возможность переключить зарядку на работу в организации массового порядка. Вызовите нас на соревнование с конструктивистами на любой завод, на любую фабрику, и мы посмотрим, у кого лопатки окажутся в пыли. Путь массовой работы влечет за собою изменение всех методов нашей поэтической работы.

Заканчивая свое небольшое слово, я говорю: ни в коем случае не следует считать сказанного сегодня выражением всей системы моих поэтических взглядов, которые должны меняться и на которые мой вход в РАПП должен также наложить известный - и даже очень большой - отпечаток.

Затем я считаю, что в системе коитики и обоснования пролетарской поэзии доклад т. Селивановского может быть признан только дискуссионным докладом. Есть вещи бесспорные, для нас неприемлемые, и к этим вопросам нам придется еще вернуться в дальнейшем. (Аплодисменты.)

Примечание

Выступление на конференции МАП П. Впервые - журн. "На литературном посту", М., 1930, № 11, июнь.

8 февраля 1930 года па первой областной конференции Московской ассоциации пролетарских писателей Маяковский выступил в прениях по докладу А. П. Сёл ивановского.

Селивановский, Алексей Павлович (1900-1937) - критик.

Горбов, Д. А.- см. прим.

...со статьей в "Молодой гвардии"...- статья А. Селивановского "Поиски себя. О молодой поэзии" ("Молодая гвардия", 1929, № 22).

...преподносит индустряловщину...- см. выступление на общемосковском собрании читателей "Комсомольской правды" 21 февраля 1930 года. Уст рядов - см. прим.

Броневик воспринимается им как бегущее существо, которому безразлично куда слоняться.- Речь идет о стихотворении В. Гусева (1909-1944) "В ту ночь", в котором есть строки: "Последний фонарь застрелил броневик, //Шатаясь из Смольного в Зимний".

Агапов - см. прим.

Зелинский, Корнелий Люцианович (1896-1970) - литературовед и критик, был одним из лидеров конструктивизма.

С завода пришел один рабочий и сказал: "Нам нужно написать стихи по поводу борьбы с потерями".- По просьбе рабочих Электрозавода в январе 1930 года Маяковский написал "Лозунги Электрозаводу".

"Выстрел" - пьеса А. Безыменского.

ТРАМ - см. прим.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://v-v-mayakovsky.ru/ "V-V-Mayakovsky.ru: Владимир Владимирович Маяковский"