БИБЛИОТЕКА    ПРОИЗВЕДЕНИЯ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Домой!

 Уходите, мысли, во-свояси. 
 Обнимись, 
           души и моря глубь. 
 Тот, 
      кто постоянно ясен - 
 тот, 
      по-моему, 
                просто глуп. 
 Я в худшей каюте 
                  из всех кают - 
 всю ночь надо мною 
                    ногами куют. 
 Всю ночь, 
           покой потолка возмутив, 
 несется танец, 
                стонет мотив: 
 "Маркита, 
           Маркита, 
 Маркита моя, 
 зачем ты, 
           Маркита, 
 не любишь меня..." 
 А зачем 
         любить меня Марките?! 
 У меня 
        и франков даже нет. 
 А Маркиту 
           (толечко моргните!) 
 за сто франков 
                препроводят в кабинет. 
 Небольшие деньги - 
                    поживи для шику - 
 нет, 
      интеллигент, 
                   взбивая грязь вихров, 
 будешь всучивать ей 
                     швейную машинку, 
 по стежкам 
            строчащую 
                      шелка стихов. 
 Пролетарии 
            приходят к коммунизму 
                                  низом - 
 низом шахт, 
             серпов 
                    и вил,- 
 я ж 
     с небес поэзии 
                    бросаюсь в коммунизм, 
 потому что 
            нет мне 
                    без него любви. 
 Все равно - 
             сослался сам я 
                            или послан к маме 
 слов ржавеет сталь, 
                     чернеет баса медь. 
 Почему 
        под иностранными дождями 
 вымокать мне, 
               гнить мне 
                         и ржаветь? 
 Вот лежу, 
           уехавший за воды, 
 ленью 
       еле двигаю 
                  моей машины части. 
 Я себя 
        советским чувствую 
                           заводом, 
 вырабатывающим счастье. 
 Не хочу, 
          чтоб меня, как цветочек с полян, 
 рвали 
       после служебных тягот. 
 Я хочу, 
         чтоб в дебатах 
                        потел Госплан, 
 мне давая 
           задания на год. 
 Я хочу, 
         чтоб над мыслью 
                         времен комиссар 
 с приказанием нависал. 
 Я хочу, 
         чтоб сверхставками спеца 
 получало 
          любовищу сердце. 
 Я хочу, 
         чтоб в конце работы 
                             завком 
 запирал мои губы 
                  замком. 
 Я хочу, 
         чтоб к штыку 
                      приравняли перо. 
 С чугуном чтоб 
                и с выделкой стали 
 о работе стихов, 
                  от Политбюро, 
 чтобы делал 
             доклады Сталин. 
 "Так, мол, 
            и так... 
                     И до самых верхов 
 прошли 
        из рабочих нор мы: 
 в Союзе 
         Республик 
                   пониманье стихов 
 выше довоенной нормы..."

Примечание

Домой! Впервые - журн. "Молодая гвардия", М., 1926. № 1, январь.

В первоначальном варианте: в рукописи и в первых публикациях- стихотворение заканчивалось строфой;

 Я хочу
        быть понят моей страной, 
 а не буду понят,-
                   что ж,
 по родной стране 
 пройду стороной, 
 как проходит
              косой дождь.

Эти строки, написанные за пять лет до трагического конца, были вызваны чрезвычайно напряженной литературной борьбой и обстоятельствами личной биографии поэта последних лет. Подобные настроения не были органически присущи мироощущению поэта, выраженному, в частности, и в комментируемом стихотворении: см. строки. "Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо" и далее. Готовя текст стихотворения для первой публикации в цикле, Маяковский снял приведенную строфу. В 1928 году он вновь вернулся к этим строкам, так объяснив причину исключения их из текста стихотворения: "Больше тенденциозности,- писал он начинающему поэту, обратившемуся к нему за советом.- Оживите сдохшую поэзию темами и словами публицистики... Ноющее делать легко,- оно щиплет сердце не выделкой слов, а связанными со стихом посторонними параллельными ноющими воспоминаниями. Одному из своих неуклюжих бегемотов-стихов я приделал такой райский хвостик.

 Я хочу быть понят моей страной...
 как проходит косой дождь.

Несмотря на всю романсовую чувствительность (публика хватается за платки), я эти красивые, подмоченные дождем перышки вырвал" (см. "Письмо Равича и Равичу").

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://v-v-mayakovsky.ru/ "V-V-Mayakovsky.ru: Владимир Владимирович Маяковский"