БИБЛИОТЕКА    ПРОИЗВЕДЕНИЯ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Я и Наполеон

 Я живу на Большой Пресне, 
 36, 24. 
 Место спокойненькое. 
 Тихонькое. 
 Ну? 
 Кажется - какое мне дело, 
 что где-то 
 в буре-мире 
 взяли и выдумали войну? 

 Ночь пришла. 
 Хорошая. 
 Вкрадчивая. 
 И чего это барышни некоторые 
 дрожат, пугливо поворачивая 
 глаза громадные, как прожекторы? 
 Уличные толпы к небесной влаге 
 припали горящими устами, 
 а город, вытрепав ручонки-флаги, 
 молится и молится красными крестами. 
 Простоволосая церковка бульварному 
                                    изголовью 
 припала,- набитый слезами куль,- 
 а у бульвара цветники истекают кровью, 
 как сердце, изодранное пальцами пуль. 
 Тревога жиреет и жиреет, 
 жрет зачерствевший разум. 
 Уже у Ноева оранжереи 
 покрылись смертельно-бледным газом! 

 Скажите Москве - 
 пускай удержится! 
 Не надо! 
 Пусть не трясется! 
 Через секунду 
 встречу я 
 неб самодержца,- 
 возьму и убью солнце! 
 Видите! 
 Флаги по небу полощет. 
 Вот он! 
 Жирен и рыж. 
 Красным копытом грохнув о площадь, 
 въезжает по трупам крыш! 

 Тебе, 
 орущему: 
 "Разрушу, 
 разрушу!", 
 вырезавшему ночь из окровавленных карнизов, 
 я, 
 сохранивший бесстрашную душу, 
 бросаю вызов! 

 Идите, изъеденные бессонницей, 
 сложите в костер лица! 
 Все равно! 
 Это нам последнее солнце - 
 солнце Аустерлица! 

 Идите, сумасшедшие, из России, Польши. 
 Сегодня я - Наполеон! 
 Я полководец и больше. 
 Сравните: 
 я и - он! 

 Он раз чуме приблизился троном, 
 смелостью смерть поправ,- 
 я каждый день иду к зачумленным 
 по тысячам русских Яфф! 
 Он раз, не дрогнув, стал под пули 
 и славится столетий сто,- 
 а я прошел в одном лишь июле 
 тысячу Аркольских мостов! 

 Мой крик в граните времени выбит, 
 и будет греметь и гремит, 
 оттого, что 
 в сердце, выжженном, как Египет, 
 есть тысяча тысяч пирамид! 

 За мной, изъеденные бессонницей! 
 Выше! 
 В костер лица! 
 Здравствуй, 
 мое предсмертное солнце, 
 солнце Аустерлица! 

 Люди! 
 Будет! 
 На солнце! 
 Прямо! 
 Солнце съежится аж! 
 Громче из сжатого горла храма 
 хрипи, похоронный марш! 
 Люди! 
 Когда канонизируете имена 
 погибших, 
 меня известней,- 
 помните: 
 еще одного убила война - 
 поэта с Большой Пресни!

Примечание

Я и Наполеон. Впервые - сб. "Весеннее контрагентство муз", М., 1915.

Характерными для стихотворения являются образы жгучей печали и гнева, свойственные антивоенным, антибуржуазным произведениям поэта того периода. "Маяковский стремится изобразить человека, так сказать, на пределе его эмоциональной напряженности, на пределе страдания, возмущения, протеста, готовности к самой отчаянной борьбе со всем окружающим строем" (Л. Тимофеев. "Поэтика Маяковского". М., изд. "Советский писатель", 1941, стр. 35).

Я живу на Большой Пресне, 36, 24 - местожительство Маяковского в Москве.

Уже у Ноева оранжереи...- цветочный магазин Ноева в Москве, на Петровке.

...солнце Аустерлица...- слова Наполеона, сказанные им на рассвете дня Бородинской битвы. В 1805 году Наполеон одержал крупную победу под Аустерлицем.

... по тысячам русских Яфф. - Образ навеян фактом посещения в 1799 году чумного госпиталя в Яффе Наполеоном.

...тысячу Аркольских мостов… - сравнение, в основу которого положен исторический факт. В 1796 году Наполеон, ведя в атаку штурмовую колонну, едва не был убит при переходе через Аркольский мост (итальянское местечко Арколь).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://v-v-mayakovsky.ru/ "V-V-Mayakovsky.ru: Владимир Владимирович Маяковский"